Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
Каскадный режим | Линейный режим
Взгляд из древнего Рима
06-15-2009, 08:09 PM
Сообщение: #1
Взгляд из древнего Рима
На голодании.су понравилось сообщение участника ray:

Из наблюдений древнеримского философа Сенеки (ок. 4 до н.э. – 65):

http://www.lib.ru/POEEAST/SENEKA/seneka_letters.txt
Сенека. Письма к Луцилию

Отрывок из Письма XCV

...Врачеванье сводилось
когда-то к знанью немногих трав, которые останавливали кровотеченье,
заживляли раны, а потом постепенно оно дошло до нынешнего многообразия. И не
удивительно, что у него было меньше дела тогда, когда люди были еще и сильны
и крепки телом, а пища легка и не испорчена искусством получать наслаждения.
Только потом понадобилась пища, не утоляющая, а разжигающая голод, и
придуманы были сотни приправ, распаляющих прожорливость, и то, что было
питаньем для проголодавшихся, стало бременем для сытых. (16) От этого и
бледность, и дрожь в суставах, где жилы расслаблены вином, и злейшая, чем
при голоданье, худоба от поносов; от этого нетвердость ног, всегда
заплетающихся, как во хмелю; от этого набухшая влагой кожа по всему телу и
живот, растянутый от привычки поглощать больше, чем может вместить; от этого
разлитие желчи, вызывающей желтизну бескровного лица, от этого хилость, и
внутреннее гниение, и сухие пальцы с окостеневшими суставами, и жилы, либо
онемевшие до потери чувствительности, либо трепещущие постоянной дрожью.
(17) А что говорить о головокружениях? о мучительной боли в глазах и в ушах?
о мурашках, пробегающих по горящему мозгу? о тех частях, через которые мы
испражняемся, сплошь изъязвленных изнутри? о бесчисленных видах лихорадок,
либо свирепствующих приступами, либо крадущихся тихой сапой, либо грозно
нападающих и сотрясающих все члены? (18) К чему упоминать бесчисленное
множество других болезней, карающих за страсть к роскоши? Им были не
подвержены те, кто еще не растратил здоровья на удовольствия, кто сам себе
был и господином, и слугою. Тело закалялось подлинным трудом, утомленное
или бегом, или охотой, или пахотой. Потом ждала их пища, способная
понравиться только проголодавшимся. Вот и не было надобности в разнообразной
врачебной утвари, в таком множестве железок и склянок. Проста была причина -
и простым было здоровье; обилие блюд породило обилие болезней. (19) Взгляни,
сколько всего намешала жажда роскоши, опустошительница суши и моря, - чтобы
все прошло через одну глотку! Такие разные вещи и не могут соединяться
воедино и, проглоченные, перевариваются плохо, потому что каждая действует
по-своему. Неудивительно, что и болезни, вызываемые несовместимыми
кушаньями, изменчивы и разнообразны, и еда, в которой насильно перемешаны
противоположные по природе части, извергается наружу. Вот мы и болеем, как
живем, - на множество ладов. (20) Величайший врач, создатель этой науки,
говорил, что у женщин не выпадают волосы и не болят ноги. Но вот они и
волосы теряют, и ноги у них больные. Изменилась не природа женщины, а
жизнь: уравнявшись с мужчинами распущенностью, они уравнялись с ними и
болезнями. (21) Женщины и полунощничают, и пьют столько же, состязаясь с
мужчинами в количестве масла и вина, так же изрыгают из утробы проглоченное
насильно, вновь измеряют выпитое, все до капли выблевывая, и так же грызут
снег, чтобы успокоить разбушевавшийся желудок. И в похоти они не уступают
другому полу: рожденные терпеть, они (чтоб их погубили все боги и богини!)
придумали такой извращенный род распутства, что сами спят с мужчинами, как
мужчины. Что же удивительного, если величайший врач, лучший знаток природы,
попался во лжи, и есть столько плешивых и подагрических женщин? Из-за таких
пороков они потеряли преимущества своего пола и, перестав быть женщинами,
приговорили себя к мужским болезням. (22) В старину врачи не умели учащать
приемы пищи и поддерживать вином слабеющее сердцебиение, не умели отворять
кровь и облегчать затяжную болезнь баней и потением, не умели, связав руки и
ноги, скрытую в глубине болезнетворную силу оттягивать к конечностям. Им не
было нужды, по малочисленности угроз, выискивать множество средств помощи.
(23) А теперь до чего дошла порча здоровья! Это мы платим пеню за
переходящую всякую меру и закон страсть к наслаждениям. Сочти поваров - и
перестанешь удивляться, что болезней так много. Все науки отступили вспять,
и наставники свободных искусств сидят в пустых углах, никем не посещаемые. В
школах философов и риторов ни души, зато как многолюдно на кухнях у
чревоугодников, сколько молодежи там теснится у печки! (24) Я не говорю о
толпах несчастных мальчишек, которых по окончании пира ждут в спальне новые
надругательства, не говорю о целом войске юнцов-наложников, разделенном по
племенам и мастям, - чтобы все были одинаково гладки, у всех одинаково отрос
первый пушок, одинаковы были волосы, - не дай бог, если среди курчавых
окажется один с прямыми прядями! Не говорю о толпах пекарей, не говорю о
прислужниках, которые по знаку разбегаются за новыми блюдами. Столько людей
- и всем дает работу одна утроба!


У Сенеки дальше тоже хорошо сказано:

Неужели, по-твоему, грибы, этот вкусный яд, не делают своего дела исподтишка, даже если сразу не вредят? (25) Неужели ты думаешь, будто от этого летнего снега не твердеет печень? Неужели ты считаешь, что податливая мякоть этих устриц, раскормленных в иле, не оставляет в желудке тяжелого осадка? Неужели ты полагаешь, будто союзническая приправа7, эта драгоценная сукровица протухших рыб, -не жжет соленой жижей наших внутренностей? Неужели, по твоему, эти гноящиеся куски, что идут в рот прямо с огня, остывают у нас в утробе без всякого вреда? Какою мерзкой отравой потом рыгается! Как мы сами себе противны, когда дышим винным перегаром! Можно подумать, будто съеденное не переваривается внутри, а гниет! (26) Я вспоминаю, что когда-то много говорили об изысканном блюде, в которое наши лакомки, поспешая к собственной погибели, намешали все, за чем они обычно проводят день: съедобные части венериных и иглистых раковин и устриц были разделены проложенными между ними морскими ежами, сверху лежал слой краснобородок, без чешуи и без костей. (27) Лень уже есть все по отдельности - и вот на стол подают то, что должно получиться в сытом животе. Не хватает только, чтобы все приносилось уже пережеванным! Впрочем, и не хватает самую малость: ведь скорлупа снята, кости вынуты, вместо зубов потрудились повара. - "Лакомиться всем по отдельности стало тяжко - пусть все стряпают вместе, чтобы вкус был один. Зачем мне протягивать руку за чем-нибудь одним? Пусть подадут все сразу, пусть будет сложено вместе и соединено столько, что хватило бы на украшение многих перемен! (28) Пусть знают те, что утверждают, будто все это нужно мне для похвальбы и ради тщеславия: я не выставляю мои яства напоказ, а даю вам их разгадывать. Что всегда бывает отдельно, то пусть будет вместе под одной подливкой; пусть не отличаются друг от друга устрицы, морские ежи, иглистые раковины, краснобородки, перемешанные и сваренные заодно". - Право, в блевотине пища перемешана не меньше! (29) И насколько сложны эти блюда, настолько же разные, многовидные и непонятные болезни порождаются ими; и врачебное искусство начало вооружаться против них многими способами лечения, многими наблюдениями.


SadSadSadSad
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
06-15-2009, 09:45 PM
Сообщение: #2
RE: Взгляд из древнего Рима
Прикольно!

СМЕ с 01.01.2008 по 01.01.2011
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
« Предыдущая | Следующая »
Создать ответ 


Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)

Обратная связь | Сыроедение | Вернуться к началу | Вернуться к содержимому | Лёгкий режим | Список RSS